www.fgks.org   »   [go: up one dir, main page]

Изображение «Ля Березина!» и «Доннер веттер!», морской закон и «Ля Угра!» Глава 2
Изображение «Ля Березина!» и «Доннер веттер!», морской закон и «Ля Угра!» Глава 2

«Ля Березина!» и «Доннер веттер!», морской закон и «Ля Угра!» Глава 2

Очередной рассказ про жизнь и отдых в СССР в 70-е годы, на этот раз про семейные походы на байдарках – тут и о технологии байдарочного похода - так сказать, тактике, и о целях таких походов - так сказать стратегии, и о рыбалке, и о подводной охоте. В пяти главах. Глава вторая

«Ля Березина!» и «Доннер веттер!», морской закон и «Ля Угра!». Глава 1

ГЛАВА 2

Тактика семейных походов, пакетбот с бортовым мотором Тюммлер, голодные мухи, довольные рыбаки и сытые туристы

Специфика семейных походов требует гарантированного обеспечения безопасного и как можно более комфортного отдыха всем членам семей туристов – и женщинам, и детям. Иначе потом никого из них в походы не заманишь никакими коврижками.

И тогда придется страстным рыбакам и охотникам в отпуске изнывать от скуки в различных домах отдыха и санаториях, либо на тещиной даче, ковыряясь в грядках и т.д.

Кроме этого у таких семейных компаний есть куча самых разнообразных интересов, иногда и диаметрально противоположных друг другу. И у детей – тоже.

Поэтому место для лагеря должно удовлетворять целому ряду критериев – иметь удобный подход к берегу, а еще лучше к пляжу, песчаной косе, мелкому перекату – это обязательно. И чтобы поблизости был родник или ручей с чистой водой, на Угре это не редкость, и лес чтобы был не лиственный, в котором живут комары, а в мокрых местах – и змеи, а сосновый, на возвышенности, иначе зажаришься на солнце. И дрова в нем есть. Это тоже обязательно.

И, желательно, чтобы и деревня была в пешей доступности, и грибы, и ягоды, и хорошие места для рыбалки и подводной охоты.

Но это уже необязательно – ведь у нас был «пакетбот» с Тюммлером – настоящая палочка – выручалочка на все случаи жизни.

Такие классные места на любой речке не валяются – их, можно сказать, считанные единицы, поэтому практически сразу же, буквально на следующий день, начинались поиски нового подходящего места километрах в 30-40 вниз по течению.

Для того чтобы к концу похода, к определенному числу прибыть в оговоренный заранее пункт, где нас будут ожидать машины и автобус, специально для таких целей выделенные профсоюзом от предприятия.

Ведь на электричках и рейсовых автобусах, да еще и с пересадками, не наездишься – и барахла, и народу много, это еще один поход будет, «автобусно–электричечно-пешедральный», где запросто можно растерять половину участников, особенно мелкого калибра, не говоря уж о вещах.

Изображение Фото автора. Пакетбот с «генератором свободы»
Фото автора. Пакетбот с «генератором свободы» 

Поэтому на следующий же день снаряжалась экспедиция «спецназначения» из двух или трех, а когда и четырех байдарок, отплывающих вниз по течению и решающих определенные, четко поставленные Адмиралом задачи – найти и пометить места для подводной охоты, для рыбалок, а заодно и пробежаться по окрестным лесам в поисках перспективных грибных и ягодных мест, да и просто интересных достопримечательностей округи.

Задача была рассчитана на целый день. А потом – лежи, загорай…если успеешь.

А сам Адмирал, обязательно с кем-нибудь вдвоем, отправлялся на «пакетботе» с безотказным Тюммлером в дальний поход с целью подыскать два – три места для будущего лагеря, одновременно присматривая все интересные, а также могущие представлять опасность места по дороге туда и обратно и нанося их на карту.

Для этого и требовался второй член экипажа, а так же для безопасности и на тот случай, если откажет мотор, ведь подниматься в одиночку далеко вверх по течению – это занятие на очень большого любителя.

На обратной дороге Адмирал брал эти байдарки на буксир и тянул весь караван в лагерь.

Оставшиеся в лагере мужчины и весь женский и детский «контингент» дообустраивали лагерь, ходили за продуктами в близлежащую деревню, за сеном для постелей и т.д., а в оставшееся послеобеденное время – и на разведку мест, находящихся от лагеря вверх по течению. Ну, и заодно «выпасали» нас, ребятню.

Дежурная семья кашеварила на кухне и приглядывала за лагерем, отгоняя непрошенных гостей типа деревенских собак, диких кошек, ежиков и коров, которые тоже, бывало и такое, забредали в наши пенаты.

И показывая, что все под контролем всем остальным посетителям, например, излишне любопытным деревенским ребятишкам, прибегавшим на шум и гам поглазеть на новых соседей.

Все остатки от трапез сразу складировались в «спецведра» и ставились в холодок, в специально для этого выкопанный «холодильник» недалеко от уреза воды – для дальнейшего прикармливания рыбы – раз, и чтобы мух не разводить – два.

Все было продуманно до мелочей и работало как швейцарские часы, если бы не «человеческий фактор».

Ох уж этот «человеческий фактор», кипятящий разум возмущенный и зашкаливающая изобретательность иезуитов

В общем, все были при деле, скучать и бездельничать никому и в голову не приходило, но с некоторыми туристами Адмиралу иногда все же приходилось излишне «власть употреблять» при распределении текущих обязанностей, конечно же применяя юмор и орудуя общественным мнением, морским законом и принципом «кто не спрятался – я не виноват».

И не только адмиралу приходилось прибегать к юмору, этому обоюдоострому оружию.

В ответ эти личности тоже применяли юмор, руководствуясь принципом «бей врага его же оружием» и правилом «кто на меня с мечом пойдет, тот от меча и погибнет».

В ход порой шли даже «запрещенные приемы», которые однако воспринимались всеми как дружеские шутки и розыгрыши, а порой и как «симметричные» ответы на подобные же проделки своих товарищей по походу.

То в сапог засунут лягушку и чья-нибудь жена или мама с визгом скачет по лагерю на одной ноге.

То к столу приклеят дно кружки на лак для ногтей, то привяжут длинной леской пару пустых консервных банок к кедам, то приклеят к зеркальцу фото бабы Яги из журнала, аккуратно вырезанное по размеру зеркальца, то на палатке адмирала все увидят приколотый лист с надписью помадой – «Морской Карлсон, который живет в палатке» …то прикрутят на дерево указатель – «Адмиралтейство, тут черти водятся, спасайся кто может».

Ну это конечно же женские шуточки.

То ящерицу девчоночке засунут за шиворот платьишка, вот где визгу-то!

И разорванное до пупа платье! И море слез!

А потом по всему лагерю разносятся звуки звонких отцовских затрещин изобличенному шутнику (это не я, честное слово – не я – мне так шутить воспитание не позволяло).

Мужчины же наши шутили только над мужчинами и куда как более изобретательно.

То вечером в отместку на розыгрыш засунут кому-нибудь в сигарету обрезок новогоднего «бенгальского огня», и весь лагерь наблюдает этот фейерверк – это явно «домашняя заготовка» шутника.

То в ответ на бенгальский огонь запечатают в сигарету обрезки кинопленки, но уже днем – чтобы весь лагерь мог полюбоваться, как эта «Дымовуха» вылетает из губ ошалевшего от глотка едкого дыма курильщика и носится вокруг него с шипением и дымом как Змей Горыныч! Это тоже явно домашняя заготовка.

Мы тогда жили на Шаболовке и недалеко стояла знаменитая Шуховская телебашня, так что недостатка в пленке для дымовух не испытывали.

То вместо положенных «вечерних» 100 грамм водки тайком нальют кому-нибудь в кружку «Огуречный лосьон», а в ответ на невольно вырвавшийся недоуменный возглас – «Что это за гадость такая?» мужчины хором отвечали, адресуя ответ его жене:

– Маша! Твой муж выпил твой огуречный лосьон Какой у тебя муж алкаш все-таки, и как ты с ним живешь? То тертого хрена умудряться напихать кому-нибудь в тюбик с зубной пастой, то столовую ложку соли в кружку с кофе, неосмотрительно оставленную на пеньке, шарахнут…

Вот пришел хозяин кофе с забытыми сигаретами и неторопливо, со смаком, затянулся, выпустил фасонистыми колечками дым и, оттопырив мизинчик, сделал долгожданный глоток ароматного, приготовленного «с душой» кофе «Сантос», приготовясь посмаковать этот божественный напиток - из той же кружки, из которой он только что уже пил и которую только что оставил, бегая за сигаретами.

Взрыв мозга, глаза на лоб, весь кофе вылетает наружу как из пульверизатора – эффект просто потрясающий и для этого любителя кофе, и для зрителей - до глубины души, до основанья, а затем…

А затем… следовал долгий мозговой штурм кофемана в поисках шутника, а потом мозговой штурм в поисках самых иезуитских, самых изощренных способов мести, чтобы не насторожить, чтобы не вспугнуть жертву, и ведь находили способы! И какие!

Кто из Вас откажется от пары вареных отборных «крупнючих» раков в миске, переложенных отварным укропчиком и от запотевшей бутылки холодного пива в жаркий послеобеденный полдень?

Которые Вам на блюдечке приносит дежурный по кухне со словами – это твоя порция, всем другим я уже раздал.

Да конечно же никто!

А эти «все другие», затаив дыхание, наблюдают за развитием событий издалека, предупрежденные о предстоящем отмщении.

Вот уже сделан первый продолжительный глоток пива из горла запотевшей бутылки, пораженной уровнем сервиса жертвы доверия, и слышен восхищенный возглас – жить хорошо, а хорошо жить – еще лучше!

За этой констатацией факта следует попытка оторвать у красного рака «шейку» и сразу же – изумленный вопль и размахивание руками – внезапно оживший рак вцепился в ладонь своего невольного мучителя обеими клешнями намертво!

А ведь всего то и надо, что заранее выловить пару живых раков и переложить их ватой, смоченной водкой, припрятать в холодке в выкопанной у ледяного родникового ручья ямке вместе с оторванной от сердца бутылкой пива, а потом, дождавшись своего дежурства, улучшить момент, дождаться когда вытащенная из холода бутылочка отпотеет, замаскировать раков на тарелочке отваренным укропом – и вперед - «кипит наш разум возмущенный…» - к отмщению! И обязательно при большом стечении народа!

Кстати, за эту довольно таки жестокую шутку этот шутник получил титул «Кулинар», после чего прозвище «Кулинария» само собой приклеилось и к его ни в чем не виноватой (ой ли?) жене.

То поздно вечером, когда и на улице то хоть глаз коли, подкинут в палатку, под подушку главы семейства хороший пук крапивы, и он и все его семейство посреди ночи вылетает наружу с криками «Змея в палатке! Укусила меня за руку, заррраза!», переполошив весь лагерь, который потом долго и опасливо перетряхивает и свои «лежбища».

Конвенция, только конвенция и угроза пожизненного рабства

Этот массовый переполох всколыхнул широкие «матриархальные» массы, до ужаса боящиеся змей, и вынудил общество принять Конвенцию, запрещающую использовать в розыгрышах «змеиную» тему под любыми соусами.

«Матриархальное» крыло долго и с пристрастием разбиралось, а не хотел ли и пострадавший своими ночными криками про змей таким вот неожиданным образом разыграть, отомстить обидчику, не принимая во внимание панику всего остального лагеря?

Но докопаться до истины дамам в этот раз так и не удалось.

Тогда, чтобы исключить любые шутки со змеями и была принята конвенция.

Нарушителю конвенции грозил пожизненный перевод на кухню в качестве заготовителя дров и мойщика посуды, и без права подачи апелляций!

На робкие замечания мужчин об угрозе возрождения махрового матриархата и попытке введения рабовладельческого строя последовал зловещий вопрос – вы что, тоже шутки со змеями шутить затеяли?

Поэтому от дальнейших дебатов на эту тему все мужчины поспешили воздержаться.

Но все равно, не смотря ни на какие конвенции, на каждый розыгрыш норовили обязательно ответить розыгрышем.

Нарушитель конвенции, разбор полетов ужасно изобретательного и мстительного «тещиного гуся», контрибуции и «честное кулинарное».

Недолго этот мстительный «Кулинар», классически подавший месть, это «острое блюдо», именно в холодном виде, ходил гоголем.

Палатка «Кулинара» стояла несколько на отшибе от остального лагеря - это была молодая бездетная пока пара, можно сказать молодожены, чтобы им никто не мешал «ворковать» по ночам.

Чем и воспользовался «народный мститель» в полном объеме.

Буквально через пару дней эти голубки - «Кулинар» со своей женой «Кулинарией» самым ранним утром, когда еще только светало, когда самый крепкий сон и человек спросонья ничего сообразить не в состоянии - вылетели из палатки турманами, разбуженные истошными гусиными криками, оглушительно раздающимися прямо между ними.

Вы когда-нибудь слышали вблизи гусиные крики тревоги? Да еще в маленьком закрытом со всех сторон помещении – в палатке? Да еще ночью, да еще спросонья?

Это Вам не мелодичное «Гагаканье», доносящееся из поднебесья - это рев истошной пожарной сирены!

И по тональности, и по силе звука, и по своей истошности! Не зря говорят, что гуси Рим спасли – видать орали так, что весь Рим на ноги подняли. А всего то и надо было додуматься:

  • примотать гусиный манок к шлангу насоса для надувного матраса лейкопластырем;
  • склепать из двух пустых жестяных банок из под кофе подобие рупора и вставить манок с шлангом внутрь этого «мегафона»;
  • удлинить этот шланг за счет шлангов таких же «лягушек», выпрошенных под благовидными предлогами у всех у кого только было можно и даже у будущей жертвы;
  • заготовить прут в пару метров длиной и связать его с ведром, подвешенным на ветке дерева над входом в палатку.

А потом под утро бесшумно подобраться к палатке, установить «насторожку», залить в ведро воды и длинным прутом осторожно просунуть шланг с манком внутрь палатки, поближе к изголовью, ведь никаких «молний» на палатках тогда не было, тихо завернуть за угол палатки и с наслаждением топтать насос-лягушку, пока хозяева палатки не вылетят наружу как из пушки!

А потом «делать ноги», пока не словили «на горячем» - не пойман – не вор!

Но сначала ведь надо было все это придумать, подготовить, испытать, чтобы наверняка сработало, без осечки!

Этот «кошмарный мститель» был тоже молодой человек, тоже еще не родитель, да еще и охотник, набравший с собой утиных манков и даже гусиный манок – на случай охоты конечно, не для хулиганства. Вот он и пригодился. И инженерная смекалка.

Его видать еще и пьяный рак очень крепко обидел, и изобретательность, с какой его выставили в смешном виде, вот он и постарался ответить не менее изобретательно.

Ведь вся молодежь – максималисты. Сначала делают, потом думают. И перестарался.

И это молодоженам еще крупно повезло, что мститель их не криками гагар разбудил, это вообще сплошной ужас – чисто леший хохочет, аж мороз по коже, даже и не у спящего, даже и у вооруженного человека!

Непроизвольно вылетаешь с ружьем наперевес и ночью, и днем, и из палатки, и из избушки, стоит только гагарам заорать даже и в тридцати метрах от тебя, если ты их не видишь, конечно, или слышишь впервые.

Но и гусиных криков, раздающихся из «мегафона» прямо под ухом, хватило за глаза, да еще, вылетев из палатки, молодожены споткнулись об хитро настороженную поперек входа хворостину и приняли сверху поток воды из подвешенного сверху ведра, окончательно уверивший их в том, что наступил конец света.

Гуси уже не орали, зато орали супруги - в тумане, за кустиками, в предрассветной тишине!

Мамочки мои! Изверги! Душегубы бессердечные! Да что же вы делаете! Кошмар! Кошмар! Олежек, ты живой? – кричал в предрассветном тумане женский голос.

Но его напрочь перекрывал мужской бас – убил! Обоих убил! Два раза убил! Где он взял пожарную сирену? Чуть заикой не сделал! Капкан соорудил! Изобретатель хренов! Нет уж, со мной так нельзя! Ну, я тебя проучу! Ты у меня за все заплатишь! Ты меня век помнить будешь!

Переполох в лагере получился еще похлеще, чем первый ночной «змеиный» переполох.

Весь лагерь примчался на помощь, только детей матери держали кого за руку, кого за воротник, а кого и у груди в охапке, выглядывая из своих палаток.

Некоторые мужики даже с топорами прибежали, хорошо, что не с ружьями – те лежали в чехлах – чтобы ребятня не добралась, а патроны хранились отдельно, у Адмирала в палатке. На всякий случай.

Очередной разбор полетов. Закон есть закон. Дьявольский соблазн и неожиданно хитрая месть «Кулинара»

Все отлично понимали чьих рук это дело, да шутник и сам сдался с повинной, сходу дав показания следствию и выразив чистосердечные признания и раскаяние.

А кроме этого – и выложив все мотивы преступления.

Тут были и опрокинутое холодное пиво, и пьяные кусачие раки, и потеря веры в человечество, и подначки товарищей, и шуточки жены, грозившейся все рассказать теще – при малейшем проступке мужа. И совершенно бессердечная теща, которая так и норовила сжить зятя со свету за малейшую оплошность, и тот ад, который ему был уготован дома при разглашении женой этой семейной тайны. И отсутствие собственного жилья, и мудрость «с волками жить – по волчьи выть».

Про кого была эта последняя сентенция – про «Кулинара» или про тещу, он не пояснил, перейдя к гвоздю программы.

Я готов возместить моральный ущерб, но при условии, что никаких «симметричных» розыгрышей со стороны «Кулинара» больше не будет – раз, будем считать, что мы квиты!

И при условии, что закон восторжествует – два, ведь никаких «змей» я не применял? А нет змей – значит нет и нарушения конвенции – так? Так!

И еще, змей нет, но есть спиннинг – и с этими словами он принял из рук жены редкостный спиннинг, на который с неприкрытым восхищением и с черной завистью поглядывали все наши рыбаки – тогда ведь все спиннинги были или клееные бамбуковые, или «дубовые» стеклопластиковые, которыми можно было забросить только тяжелую блесну. И только на толстой леске, что напрямую сказывалось на уловах далеко не в лучшую сторону. Щук ловить пойдет, а вот голавля, язя, жереха… очень проблематично.

А это был совсем другой спиннинг. Ручной работы, самостоятельного изготовления – любовно выделанный из стальной рапиры, продавались тогда такие в спортивных отделах магазинов, и недешево стоили – около 10 рублей – как литр коньяка!

Но ценность спиннинга была в том, что его тщательно довели шкуркой, формируя профиль сечений, обеспечивающий и гибкость, и «хлесткость» и прочность – инструмент снайпера, а не спиннинг, продолжение руки и взгляда.

Да еще и покрытый черным хромом – чтобы не ржавело это произведение инженерного искусства и служило вечно. И катушка была ему под стать – перебранная, установлена даже не «на конуса», а «на шарики», барабан вращался легче легкого от самой невесомой приманки – настоящий рыбак ни секунды не задумываясь душу Дьяволу отдаст за такую снасть!

И вот этот спиннинг он и протягивал Кулинару – считай, что я тебе заплатил за все, дай честное слово, что мы квиты, тогда и получишь спиннинг.

И еще – вытирай его после каждой рыбалки и смазывай спиннинг и катушку нейтральным ружейным маслом.

Тогда этой снасти сносу не будет, на весь твой век хватит!

И добавил с хитрецой – ты меня теперь век не забудешь! А забудешь, так твоя жена с тещей тебе хором напомнят.

Ошалевший от счастья Кулинар, перехватив спиннинг, торжественно поклялся – «Даю честное кулинарное слово!» - и всем товарищам даю слово, и тебе тоже, «тещин ты гусь кошмарный, а не лапчатый».

Лучше бы ты свою тещу кошмарил, глядишь, она бы и присмирела, но за спиннинг я тебе все прощу, и даже этот утренний душ - не сахарные, не растаем.

Вот так Кулинар тут же, «не отходя от кассы» отомстил таки своему обидчику при всем честном народе, причем самым неожиданным, нестандартным образом, накрепко приклеив к нему прозвище. И слово свое «кулинарное» при этом не нарушив!

В общем, юмор этот, розыгрыши, приобрели характер стихийного бедствия, но они же доставляли и много поводов для смеха непострадавшим в этот раз турикам, и даже сплачивали коллектив, вызывая законное чувство гордости – вон у нас люди какие веселые, находчивые и изобретательные!

И обеспечивали сохранение равновесия личностных отношений в коллективе, и обостряли инстинкт самосохранения шутников, не позволяя никому переходить границы дозволенного, а то «всей деревней бить будут».

Бабий бунт и очередные попытки насаждения матриархата путем угрозы лишения «злостных шутников» «самого что у них есть дорогого»

Инцидент этот вроде бы был исчерпан, народ успокоен и даже посмеялся, но в глубине особо впечатлительной половины человечества «зрели гроздья матриархального гнева» - тут и там слышалось – достали эти мужики, живем как на войне, ходим как по минному полю, спать ложиться страшно – не знаешь кто, чего, когда и где еще учудит, но то, что учудит – это знаешь совершенно точно!

Никаких нервов с ними не хватает! Так и разрыв сердца получить можно! Или заработать язву желудка! Я уж не говорю про лишние морщины, преждевременную седину, горючие слезы и душевные раны.

К вечеру дамы сформулировали все свои соображения на этот счет и после ужина выступили с категоричным требованием обуздать такие, как они выразились, «дикие выходки», ввергающие в ужас весь лагерь, включая детей!

Подумайте – чему вы детей научите? Какой вы им пример подаете?

И даже предложили механизм сдерживания, заключавшийся в том, что «злостный шутник» будет обязан отдать своей жертве в виде штрафа самое дорогое, что только у него есть.

И пояснили – вот ты, Саша, отдашь свое подводное ружье, а ты, Олег – отдашь свою польскую палатку, и т.д., а ты, Борис, отдашь свой Тюммлер!

А мы скажем вам когда и кто из вас проштрафился!

Эк их занесло! В этом и была их стратегическая ошибка, и, одновременно, и «Ахиллесова пята».

Ишь чего удумали, отдать самое дорогое, да еще и по их команде - опять матриархатом повеяло!

Какой же это адмирал без Тюммлера? Да никакой!

Дядя Боря враз определил, что в случае чего именно он понесет наибольшие потери от засилья отжившего свой век матриархата, отринутого еще в каменном веке как строя, мешающего жить человечеству.

Во первых, его хотят буквально обезоружить, вырвать «бразды правления» - запретить использовать юмор, абсолютно необходимый как для ненасильственного управления массами, так и для получения от этих масс «обратной связи», массы то тоже бывало шутили над Адмиралом. Да еще как шутили!

Тут сразу становилось понятно, где и с кем он «перегнул палку», а кого и еще «поднапрячь» можно на службу обществу. Как тогда жить будем?

Во вторых – лишить мотора, этого «генератора свободы»!

Совсем недавно Адмирал практически «поставил крест» на Тюммлере и очень ясно понял что это такое, на собственной, так сказать «шкуре». Да ни за что!

В третьи, если это и произойдет, то он, чтобы сохранить адмиральскую честь, будет просто вынужден подать в отставку! Честь превыше всего!

И Адмирал бесстрашно ринулся на защиту и своей личной, и адмиральской, и мужской чести! И Тюммлера…

Шахматная партия и изощренная «Адмиральская защита», любой Филидор просто бы умер от зависти

Адмиральский возглас «Прошу слова!» сразу придал собранию некий официальный статус и перевел «весь этот базар» в подобие Новгородского вече.

Адмирал начал партию с атаки по центру шахматной доски:

Милые дамы! Реализация ваших недальновидных предложений неминуемо приведет к замене добровольного, в силу осознанной необходимости добровольного, уточнил Адмирал, участия мужчин в решении общественных проблем типа закупки провизии и т.д., на методы принудительные, так сказать из под палки, - со скандалами и обидами. Кому это надо? Неужели вы этого хотите? Как дома?

Сейчас люди с огоньком, с изобретательностью ходят за продуктами, с проявлением инициативы – вон, некоторые мужчины даже коров доить научились! Ведь могут, если захотят!

А если их всех заставлять из под палки? Вы представляете себе какую они изобретательность проявлять будут?

Но дамы не сдавались – ну и что? Пойдут как миленькие голубчики! Куда они денутся? Недооценивали они мужской коллектив и чувство мужской солидарности, ох недооценивали.

Сногсшибательный «финт ушами» мужской половины. Ход коровами, утками, гусями, козами, курями и пчелами

Да мы сегодня же возьмем пару буренок в аренду и козу, навьючим их картошкой, луком, укропом, морковкой, керосином, подсолнечным маслом, солью и сахаром и приведем их вам сюда – доить сами будете.

Ага, и пасти, и поить, и навоз убирать будете – подхватили эту сногсшибательную идею изобретатели-рационализаторы. Чего мы зря ноги бить будем?

Правильно! Мы еще и куриц возьмем в аренду, и гусей, и уток. И пчел!!!

Хотите заняться сельским хозяйством вместо отдыха? Тогда сразу прощайтесь и с туризмом, и с маникюром! И с духами, а то пчелы закусают! Опухшими будете ходить, толстыми как гиппопотамихи! И с узкими глазами! И с опухшими ушами! И губами! И носами! Ужасно некрасивые!

Вот это номер! Дамы просто опешили – никому из них не улыбалось убирать навоз и лазить в ульи, и маникюра было жалко…

И эти узкие глаза… - от пчелиных укусов… и все остальное, какой кошмар! Катастрофа! Полнейшая «Ля Березина!».

Вот видите, к каким катастрофическим последствиям могут привести ваши необдуманные решения? В жизни ведь, как в шахматах, необходимо все поступки на несколько ходов наперед продумывать! Из вас хоть кто нибудь играет в шахматы?

А знаете почему? Потому что у женщин волос длинный, в отличие от ума…, потому и не играете.

Адмиральский мат, маневр и сокрушительный удар по матриархату с тыла под самую ватерлинию

Спокойно гражданочки, спокойно! Я еще не все сказал – и тут он совершил свой знаменитый маневр и ударил матриархат уже с другого борта, под самую ватерлинию:

Вы сами даже не поняли как вы нас, своих мужей, оскорбили! До глубины души!

Какие у вас кошмарные шуточки! Какие дикие выходки! Как вы только могли нам такое предложить?!!

Подумать только! Отдать все самое, что ни есть у нас дорогое!

Да ведь самое дорогое, что только и есть у нас – так это вы, наши жены!

Мы на такое предательство никогда не согласимся!

И поставил мат, завершил эту шахматную партию одним ударом:

Мы можем пойти вам на уступки и согласиться на «пожизненный перевод всех вас на кухню без права подачи апелляций» – как вы недавно и требовали!

Учитывая то, какие вы тут с вашими кошмарными предложениями шуточки шутить изволили и даже не шуточки, а именно «дикие выходки», поэтому именно так и надо с вами поступить, так и надо – чтобы впредь никому неповадно было!

Закончив этот пламенный спич таким вот маневром, Адмирал припал к носику чайника с компотом - промочить гулкими крупными глотками горло – ни графина с водой, ни граненого стакана, которые традиционно присутствуют на официальных докладах, ни бутылки пиратского рома под рукой у него не оказалось.

Зато был чайник, висевший на веревке на суку дерева около костра – как у кочегаров в кочегарке крейсера «Варяг».

Весь лагерь хохотал, согнувшись пополам и звонко хлопая себя по коленям, а матриархат камнем шел на дно, пуская крупные пузыри.

Завершающий адмиральский аккорд. С первобытно-общинным уклоном

И, чтобы поставить в конце этой блистательной виктории жирную юмористическую точку, Адмирал словивший кураж и враз поддержанный мужским хором, исполнил песню, известную каждому мужчине со времен первобытно-общинного строя – «А ну, отдай мой каменный топор…».

https://yandex.ru/video/preview/1061167288592241159

Контрольный выстрел - психологический наркоз без алкоголя и глубокая «заморозка» нервов туристических барышень посредством шуток советских полярников

После этой песни, уже никого не спрашиваясь и пользуясь явным смягчением «мятежного» настроения прекрасной половины человечества, в дело вступил отец.

Отец начал с примиряющего тона – милые вы наши барышни!

Да, да, вы ужасно милые, но ужасно недальновидные! Ужасно! Катастрофически недальновидные! Потому что вы очень уж недальновидно рубите сук на котором сами сидите.

Во первых – ружье подводное я не отдам – такое нигде не купишь, но вот мне оно досталось совершенно бесплатно. Поэтому и не самое ценное, что у меня есть.

Но стреляет очень точно и не ломается в отличие от всех остальных. Вы что, хотите одними грибами и кашами питаться? Кто еще хочет? Воооот – никто не хочет.

Так что тут вы недальновидные!

Отцовское подводное ружье было изготовлено на работе им лично, с молчаливого согласия начальства. И тоже вызывало неподдельный интерес у товарищей.

В отличие от стандартных в те времена покупных арбалетов с резиновыми тяжами, которые бывало рвались в самый неподходящий момент, да и били они недалеко и неточно, это ружье было пружинным, с несколькими стрелами разного диаметра, да со сменными наконечниками, и одинарными, и тройниками разных фасонов и размеров – на все случаи жизни.

В отличие от арбалетов оно било точно и никогда не ломалось. Да оно и сейчас у меня живо - вечная вещь, никаких резинок, манжет, резиновых трубок – сделано на века.

Во вторых, должен заявить всем, что свою супругу я не отдам никому и ни при каких обстоятельствах, и даже на кухню до конца похода – она мне самому нужна – это раз, а во вторых – ведь она мне до конца дней не простит, что я ее отдал на кухню в рабство!

Да и любая из вас своего суженого не простит за передачу ее в рабство!

Вы что, хотите разрушить свои семьи? Детей своих сделать безотцовщиной?

Что дети о вас подумают?

Переждав очередной взрыв смеха, отец сказал – вот видите, я прав – ведь вы все смеетесь, даже над собой смеетесь, а не скандалите, и это ведь здорово!

На войне специально выдавали фронтовые сто грамм – для того, чтобы боец мог расслабиться, отдохнуть душой. А мы эти 100 грамм заменяем юмором – бережем и свое, и ваше здоровье! И финансовые средства! И детям дурной пример не показываем!

Вот если бы мы сейчас с вами не шутили, а все дружно напились, то могло бы и до скандала, и даже до мордобоя дойти, а применение юмора такое развитие событий исключает в принципе! И полезно для здоровья! И для кошелька! И для детей!

И вообще – юмор продлевает жизнь, это ученые доказали давно.

Мамонты вымерли именно из-за отсутствия у них чувства юмора – это знают все.

И перешел к рассказу про полярные шутки, жизненно необходимые человеку даже в самых суровых условиях, в Антарктиде, иначе неизбежно будут ненужные, а иногда и опасные стычки между личностями и даже государствами!

Товарищеский юмор – он сглаживает, смягчает противоречия, и все заканчивается смехом, а не дракой. Кроме этого юмор еще и делает человека по настоящему счастливым!

Любого человека, и я это вам сейчас докажу!

Полярные шутки. Много ли для счастья человеку нужно?

Отец рассказывал, что они в экспедиции часто подшучивали друг над другом.

Людям всегда необходима нервная разрядка, тем более в экстремальных условиях.

В этот раз на розыгрыш попался иностранец, он был абсолютно непьющий, но наши его таки совратили на Новый год с пути истинного, там все праздники отмечались всем коллективом.

Этот иностранный ученый, назовем его Гордоном, был жизнерадостным компанейским человеком, за год почти «обрусел» и тоже любил пошутить и посмеяться. И вместе со всеми порадоваться жизни. «Я люблю тебя, жизнь» – ему очень нравилась эта песня…

https://yandex.ru/video/preview/15127229766254582389

Чуть позже она была переведена на многие языки и была популярна во всем мире.

Гордон появился в Мирном еще в первую Антарктическую экспедицию и за год уже очень неплохо говорил на русском и вообще вполне освоился и знал местные нравы и обычаи, а также, как он сам говорил, изучил кроме языка и русский характер, и народные выражения. Особенно ему понравилось выражение «Душа нараспашку»!

Гордон взошел на борт экспедиционного корабля «Кооперация» в Кейптауне в декабре 1956.

Через несколько дней плавания он уже пытался произносить тосты на русском под общий хохот, но сам не пил – поднимал бокал с соком, либо с содовой, либо с нарзаном, в общем, был не чужд чувства юмора и сам ценил его.

Гордон сам с удовольствием принимал участие в дружеских розыгрышах и всегда подшучивал над не в меру захмелевшими, не упускал такого момента, - вот, говорил он, идет по стеночке «Душа на распашку», а вот и «Рубаха парень», и обоим «Море по колено», хоть и «штормит» их - «Напились до чертиков» и другие русские выражения.

И поучал всех окружающих – вы, русские, не умеете культурно пить и становитесь смешными в глазах любого человека.

Несчастные вы люди, чему вы радуетесь «хватив лишку»? Я вас не понимаю, как и вашего выражения «Пей до дна, пей до дна!».

Вам, русским, необходимо научиться выпивать у американцев – коктейль, виски с содовой, аперитив, маленькими глотками… контроль, контроль, …уметь вовремя остановиться. Это несложно…

У вас несдержанный характер, все у вас с размаху, все «кровь из носу», все «была не была» - вам необходимо научиться умеренности, сдержанности и балансу.

Но все равно вы мне нравитесь, и, особенно этими чертами своего характера – душой… как это у вас говорят – а, вот, нараспашку!

Почти что обрусел ты, мистер Гордон – шутили полярники, тебе мешает только то, что ты совсем не пьешь. И пока сам не выпьешь, ты никого из нас не поймешь до конца. И русских народных выражений до конца тоже не поймешь.

Тебе надо сделать последний шаг, показать нам всем пример умения выпивать так, чтобы не быть смешным в глазах любого человека! Для тебя ведь это не сложно…

И уговорили!

Гордон был довольно известным в научном мире специалистом, уверенным в себе человеком и празднование Нового года он начал, как и все окружающие, с шампанского, наравне со всеми поднимая фужеры под многочисленные тосты, но очень быстро «окосел» с непривычки, а потом, может по недосмотру, а может кто и подшутил, хватанул хорошую рюмку коньяка.

Ну и все, почти как классический коктейль «Северное сияние» получилось - валит с ног любого! Отвели ученого в его кубрик конечно и уложили спать.

Но наши то продолжали праздновать! И под конец, уже под утро, решили его разыграть. Показать ему русский характер, чтобы не умничал, не задавался и уж точно все понял, до самого донца.

На следующий день после обеда совершенно разные люди стали звонить Гордону, телефонная связь была во всех без исключения помещениях - в целях безопасности.

Звонить и спрашивать - как Вы себя чувствуете, мистер Гордон? Как Ваши дела? Вы все помните? Точно все? Правда все? Когда Вас можно увидеть - есть серьезный деловой разговор.

В общем, довели его до недоуменного тревожного состояния, да еще и этот, слишком уж официальный тон звонков, Гордон встревожился, он ведь ничего не помнил - чего это мне все звонят, никогда ведь такого не было, явно что то случилось.

Очухался малость этот спец, привел себя в порядок, даже костюм надел, галстук и для большей официальности документы с собой взял - уголок паспорта торчал напоказ из нагрудного кармана костюма.

И пришел в кают-компанию, где его уже ждали все – и «режиссеры – юмористы» и «массовка» - посвященные в этот розыгрыш зрители.

Там он чинно поздоровался со всеми, еще раз поздравил всех с Новым годом, с новой жизнью, поправил галстук и спросил - может ли он получить ответ на свой вопрос – какие и у кого есть претензии, или же вопросы к нему лично?

Ему ответили, что, мол, не надо так волноваться, ни у кого из присутствующих к нему нет вопросов, но ему необходимо срочно пройти в медпункт и там он все узнает.

К нему есть только одна, но очень серьезная претензия – у Васи, серьезно пострадавшего при попытке отвести домой «перебравшего лишку» Гордона. Настолько серьезно, что Васе пришлось оказывать медицинскую помощь.

После такого ответа этот ученый, еще более взволнованный, направился в медпункт, сопровождаемый всей компанией.

А в медпункте уже было все готово - спиной к двери сидел и тихо поскуливал и причитал человек с забинтованной головой, в районе уха на бинтах было большое пятно йода - сама по себе картина кошмарная.

А врач, добинтовывающий голову, именно в тот момент, когда вошла вся компания, якобы в ответ на вопрос пациента, громко и отчетливо, почти по слогам, чтобы иностранец уж точно все понял, отвечал якобы на вопрос пациента: «Нет Вася, нет, это невозможно! К моему глубочайшему сожалению пришить твое откушенное ухо обратно не получится – оно долго в урне пролежало, вон посинело даже. Все равно отвалится».

Услышав эту фразу и поняв весь ужас своего положения, Гордон буквально остолбенел - ведь он, известный американский ученый, в пьяном виде откусил человеку ухо – какой кошмар! Какой позор – на весь мир!

Конец репутации и грандиозный международный скандал неотвратим, да если еще и газетчики узнают...!!!! Стыд-то какой! Позор на весь мир!

Ему уже мерещились броские заголовки советских газет типа «Американский агрессор откусил ухо мирному советскому полярнику!», «Американская кровавая провокация в Антарктиде – континенте мира, на станции Мирный!», «Американские нравы! Оскал мирового империализма! Держи ухо востро, а порох – сухим!».

А что после этого напишет вся другая мировая пресса – непременно опять начнется психоз боязни атомной войны, на котором разнообразные дельцы тогда делали бешеные деньги - это он потом сам признавался шутникам, когда все кончилось.

Гордон забежал со стороны лица тихо всхлипывающего пациента, практически упал перед ним на колени и чуть ли не взвыл – Васья! Васья! Извини менья, прости ради всего святого! Прости, я сделаю все, что ты скажешь чтобы загладить свою вину!

Но Вася ему мрачно ответил - ни за что! Такое никому не прощают - откусил ухо и в урну выплюнул! Изуродовал и оскорбил! Оскорбил и изуродовал! Не прощу!

И освободившись от рук «интуриста» быстро вышел из медпункта. И сильно хлопнул дверью при этом, показывая, что все мосты между ними сожжены!

Потрясенного «интуриста» молча и бережно отвели обратно в кают-компанию, изо всех сил стараясь не рассмеяться, молча налили ему целый стакан водки и Гордон его тоже молча и мрачно выпил и сидел с закрытыми глазами даже не закусывая - как стакан воды выпил.

Все ждали, когда «интурист» опьянеет и расслабится - ведь шутка то еще не кончилась! Но не брала в этот раз водка, не брала, так бывает при сильнейшем стрессе.

Вся «массовка» без дела не сидела, подливая масла в огонь и изо всех сил крепясь, чтобы не расхохотаться прежде времени – это ж какую надо иметь выдержку!

Но игра «стоила свеч».

Дошутился… научил нас всех водку пить… обещал же… контроль, контроль…

Лет пять светит, не меньше… зуб даю… на крайнем Севере… в Сибири… в телогреечке… на лесоповале… в бараках… за колючкой… по фене ботать учиться ему пора… не он первый… вернется другим человеком… бритым, с фиксами, в наколках… с язвой желудка… - вполголоса шушукались в разных углах стола, поглядывая на Гордона.

Ты бы хоть закусил, что ли, сочувственно сказали ему, смотри - закуска то какая! Сплошные деликатесы!

И громко добавили с другого угла стола - да, пользуйся случаем, а то у нас в тюрьме неважно кормят, деликатесов там не подают. И водки тоже.

Услышав еще и про тюрьму, «интурист» решительно протянул стакан - «Наливай!», и чисто по-русски махнул рукой.

Люди в любом коллективе очень быстро учатся друг у друга, он и на мужиков наших уже насмотрелся, и на их работу, и наших фильмов пересмотрел не один десяток, и вел себя точно так, как человек, которому терять уже нечего - «Наливай!».

Да ты хоть закуси, а то свалишься опять - наши мужики опасались, что «интурист» не доживет до кульминации и потом уж точно международный скандал устроит, вот ведь психологи какие рисковые, тонкие знатоки души человеческой...

Но Гордон отчаянно и гордо ответил - после первой не закусываю!

Не один раз за год смотрел он изумительно снятый фильм «Судьба человека», не раз восхищался русским характером, а ведь настоящее искусство - это страшная сила!

Но ему налили уже только полстакана, и кормили, кормили, кормили...

Постепенно водка все же взяла свое, а еще все вокруг чуть ли не хором убеждали его - да ничего страшного, да с кем не бывает, да подумаешь – ухо, это все же не рука, и не нога, да мы Васю уговорим, да ведь не звери же мы, в конце то концов!

Интурист постепенно расслабился и опьянел, перед ним забрезжил свет надежды, что все обойдется, он приободрился и опять решительно протянул стакан – «Наливай!».

Но ему сказали, что по пьяной лавочке такие дела не решаются - вот давай сейчас Васю позовем и все и решим! С нашей поддержкой! А после этого и выпьем как следует – отметим «мировую»!

Ну, давайте! Надеюсь на вас, товарищи, надеюсь, что вы не оставите человека в беде!

Интуриста похлопали по плечам, по спине, подбадривая, и крепко обняли с двух сторон, да еще и сзади встали - во избежание эксцессов с его стороны - предприняли все меры безопасности.

И хором заорали - Вася! Заходи! Заходи, Вася, не бойся! Не бойся, Вася - никто тебя не укусит – мы его держим!

И уже окончательно захмелевший Гордон подхватил этот зов – Васья, заходи!

В дверь зашел Вася вообще никак не перевязанный, с доктором в обнимку.

Они уже давно томились за дверью в ожидании своего выхода «на сцену» с заготовленным заранее шампанским, которое планировали использовать для «обездвиживания» интуриста при любом раскладе событий.

«Коктейль двойного назначения «Белый медведь» из спирта и шампанского в полупустой бутылке был готов к применению.

А вторая бутылка была нераспечатанная. Все ведь, все предусмотрели, черти полосатые - и ночь была длинная, и практика по устройству различных розыгрышей была богатая и разнообразная.

И ведь знал же Гордон, давно знал о многочисленных розыгрышах, смеялся вместе со всеми, а вот тут его «переклинило» - и немудрено - с перепою, да еще и с первого в его жизни, да с утра, да как талантливо, да какой ужас он натворил - у любого «мозги снесет» начисто, у любого!

Врач подвел Васю к быстро пьянеющему Гордону и продемонстрировал оба Васиных уха, подергал за них, покрутил их туда-сюда и заявил совершенно ошарашенному интуристу - все, я вылечил Васю, теперь Вася как новенький!

А народ хором заорал: «Повезло вам! Обоим! Фантастически повезло! Феноменально повезло!» Во у нас доктора какие! Во медицина какая! Выпьем за доктора! Выпьем за советскую медицину!!! Ура, товарищи, ура!!! На брудершафт!

И доктор мигом всучил интуристу бутылку с заготовленным «коктейлем», а Вася выстрелил пробкой в потолок из другой, только что распечатанной бутылки! УРРРАААА!!!

И Вася с Гордоном припали к горлышкам бутылок в стиле «Русский брудершафт». А все подхватили – пей до дна, пей до дна!!!

Хватило Гордону буквально пары глотков «из горла» и все – к нему пришла запланированная «Белая полярная лиса», а в простонародье - песец.

Долго и безудержно хохотали все свидетели и участники, а потом и вся экспедиция, а может и вся Антарктида - кроме отключившегося интуриста и доктора, который тщательно слушал его сердце стетоскопом, считал пульс и держал наготове шприц с каким то лекарством и пузырек нашатыря.

Но они к счастью не понадобились.

Это еще не вся история.

Гордона отнесли в его кубрик, поставили у изголовья кровати трехлитровую банку огуречного рассола, бутылку шампанского и бутылку нарзана - пей все, что душе угодно. С утра пригодится.

У кровати на полу предусмотрительно поставили взятую из бани шайку, а на потолке над изголовьем кнопками укрепили ватман с написанным плакатным пером крупными буквами по-английски приветствием - «Хау ду ю ду, мистер Гордон! С возвращением к жизни! И внизу приветствия - подпись по-русски - Васья»

На следующий день сияющий Гордон, потрясая пустой бутылкой из под шампанского и пошатываясь в обед ворвался в столовую с ликующими криками – друзья мои! Я проснулся самым счастливым человеком в мире!

Самым счастливым в мире! Самым, самым, самым счастливым! УРРРАААА!

Я люблю тебья, жизнь! И считаю, что это взаимно!

Вот так счастливо и закончился этот розыгрыш. Много ли человеку для счастья надо?

После истории с Васиными ушами Гордон перечитал буквально всю библиотеку, да еще и приставал - объясните то или иное выражение, пересмотрел по нескольку раз все фильмы, в общем, стал заядлым «славянофилом» и знатоком народных выражений и истории России.

Ну, а может это был и не Гордон, да это и не важно, важно то, что юмор сближает народы, и делает человека счастливым.

Если вместе посмеешься, то стрелять друг в друга уже никогда не будешь!

Традиционные способы воспитания. Кнут и пряник, капли Датского короля и малолетние изобретатели-рационализаторы

Отсмеявшись до боли в животе, весь лагерь вернулся к налаженной жизни, никто уже не вспоминал ни змей, ни гусей, ни матриархата. Жизнь вошла в свою колею. Все продолжали отдыхать, тем более, что теперь весь лагерь знал каким способом можно сделать счастливым любого человека.

Но были и принципиально другие способы, более традиционные, позволяющие каждый день делать счастливыми и себя, и всех окружающих.

А «полярный» традиционному способ приберегали для особо непонятливых или непослушных, имеются в виду ребятишки.

Наше утро начиналось с сигнала пионерского горна, по которому ребятня, да и взрослые со смехом и визгом неслись к речке, если было тепло и солнечно конечно же. Это ли не счастье?

А если шел дождик или было пасмурно и прохладно, то дело ограничивалось зарядкой и пробежкой вокруг лагеря. Исповедовался принцип – «Закаляйся как сталь!» и «Хмуриться не надо, Лада!», ну, это для девчонок.

Взрослые старались от нас не отставать, мы же юнги – всем подавали пример, даже в самую плохую погоду – морской закон!

А после – марш в палатку, вытираться, постель свою заправлять, одеваться – и, по сигналу, «склянкам», подаваемому звоном пустых мисок – на завтрак!

Перед завтраком в нас вливали, а кое кому чуть ли не силком, по ложке рыбьего жира.

Со стороны родителей шли в ход самые разнообразные меры как убеждения, так и принуждения, и даже наглядной агитации!

Рыбий жир – это же «кладезь витамина Д», без него вы все превратитесь в кривоногих, пузатых, рахитичных, недоразвитых, некрасивых, зубы будут кривыми - вас никто замуж никогда не возьмет – это для девчонок.

К середине похода все мы были чуть не до черноты загорелыми, подтянутыми, жизнерадостными и уверенными в своих силах, так что звучало это неубедительно…

Все матросы на всех флотах мира ежедневно получают по «чарке» для удовольствия и для здоровья, и никто из матросов не отказывается! Они знают, что это нужно для настроения и полезно для здоровья – очаровывал нас Адмирал.

А вы, как юнги, ежедневно получаете по ложке рыбьего жира – и вкусно и полезно, и Адмирал проглатывал ложку «кладези витамина Д» и даже облизывал ее, показывая нам, пацанам, как же это вкусно.

А еще он заявил, что рыбий жир – это капли Датского короля, про которые даже песню сложили - и специально для нас исполнил песню «Капли датского короля»:

https://yandex.ru/video/preview/16919378880533210795

После всего услышанного почти все из нас, хоть и поморщившись для порядка, проглотили по «чарке» рыбьего жира.

А с особо упрямыми применялись уже другие методы – пей, тебе говорят, а то я сейчас все эти витамины тебе за шиворот вылью!

Держите ее, а я сбегаю за клизмой, придется их всех из клизмы поить! Из клизмы пить никто не хотел, да еще и у всех на глазах…

Но «конфликт поколений» был налицо.

И этот конфликт разрешил Санька. Причем целых два раза, чисто ненасильственными, рационализаторскими методами.

Перед очередным приемом этих «жидких витаминов» он заявил – я придумал и покажу как надо пить рыбий жир чтобы было действительно вкусно!

Ну-ка, ну-ка - показывай – все очень заинтересованно смотрели, что же будет делать этот доброволец дальше.

И Санька приступил к делу – все знают, что поджаренный на огне хлеб гораздо вкусней, чем просто хлеб? Вот, поджариваем на палочке кусок, а потом выливаем на него рыбий жир, солим и едим! Во – и показал всем большой палец. Пробуйте, не пожалеете.

С этого момента у нас больше не было проблем с рыбьим жиром. И правда получился своеобразный вкусный бутерброд.

Но на этом Санька не становился. Он выпросил ложку рыбьего жира, перелил ее в пузырек с широким горлышком, по моему от пенициллина, с резиновой серой пробкой, и отправился проверять свое очередное изобретение – ловить на рыбий жир рыбу.

Комочек ваты на крючок или кусочек тряпочки или даже нитки, пропитанные рыбьим жиром – и сразу поклевка! И никаких червей не надо, и руки пачкать не надо, и наживку поправлять. Знай макай изредка крючок с ваткой в пузырек и таскай мелочевку, лепотааа!

Это уже серьезно – сказали наши рыбаки и взяли способ на вооружение.

Молодец Санька, надо только его мысли в нужную сторону направить! Вон какие выдает изобретения, и даже хулиганить почти перестал, совсем молодец!

Но тут они несколько поспешили.

Санькина голова продолжала генерировать очередные идеи. И однажды он заявил – зачем нам тратить рыбий жир попусту? Еще немного, и его вообще не останется – вон его сколько на рыбалку идет!

Мы все и так едим рыбу каждый божий день, так что давайте оставим жир для рыбалки, чем больше ставим жира – тем больше будет рыбы!

Остальным пришлось с ним согласиться, рыбий жир и правда заканчивался. Да и рыбы во всех видах и правда было много.

Генератор газированных идей

Очередная его идея пришла после того, как в лагере закончились «Шипучки» - были такие пакетики с сухой газировкой, высыпаешь содержимое в стакан с водой – и готово, наслаждайся газированным, шибающим в нос напитком!

Какой ребенок газировку не любит? Поэтому шипучку нам выдавали ограниченно, чтобы мы не лопнули. От удовольствия.

Пейте вон чай, компот, молоко, не одной газировкой жив человек!

А сами бывало и пиво пили, а иногда, когда у кого-нибудь бывал день рождения – и шампанское!

И Санька приступил к реализации идеи получения газировки иным способом.

Детям для полноценного развития требуются витамины и полноценное питание – заявил он очередным утром.

На питание мы не жалуемся, а вот витаминов нам не хватает. И газировки!

Нам всем в садике давали перед обедом дрожжевой напиток – и вкусно, и шипит, и очень полезно! Там очень много витаминов!

В общем, так мы, детвора, получили по небольшой чашке с шипящим, кисловато-сладким пенящимся напитком перед обедом. И вкусно, и спится после обеда «без задних ног».

Дежурный перед обедом торжественно, как на настоящем корабле, отбивал «склянку» ложкой о кружку - изнутри кружки - как в настоящую рынду и провозглашал – юнги, «К чарке»! И мы наперегонки неслись к столу, никого подгонять не приходилось.

И все были довольны, и дети, и взрослые. Морской закон – хорошая штука!

Но один раз Саньке пришла в голову просто блестящая идея – а что, если дрожжи наболтать не в воду с кусочком рафинада, а в компот.

Должно же получиться еще вкуснее!

И он наболтал, целое ведро компота из сухофруктов, которое настаивалось с вечера на завтрашний день на кухне.

Рано утром, когда он вылез по ночным делам из палатки, то увидел, что из ведра полезла пена и, чтоб ему не влетело, припрятал это ведро в кустики, и пошел досыпать в палатку.

А потом, после завтрака, отвел нас, ребятишек, на дегустацию нового напитка, да еще и в практически неограниченных количествах!

Напиток и правда удался, шипучий, пенящийся, с несколько непонятным нам привкусом.

Прямо как шампанское – объяснил нам Санька – я пробовал, то что на дне бутылки после дня рождения осталось. И мы не отошли, пока не выдули больше половины ведра.

А потом мы бесились и ходили на головах, смеялись и пели песни, до одури плескались в реке, хохоча на весь белый свет, пока нас силком не выгнали на берег и не уложили обсохнуть и согреться на солнце на прибрежный песочек.

Наступила мертвая тишина. Час, два, уже почти три! Родители всполошились – никогда такого не было!

Взрослые еле нас добудились, а мамы быстро учуяли что от нас несет «как из пивной бочки» – господи помилуй!

Да они же все пьяные! Где же они умудрились? Неужели опять чьи то шутки?

«Совет старейшин», жертвоприношение, Бетховен и «Шотландская застольная». Реквием по пьяницам

Нас развели по палаткам, где мы продрыхли аж до самого ужина. А после ужина мы сами без всяких понуканий разошлись по палаткам и опять провалились в сон до самого утра.

А наши родители собрали «Совет старейшин» - что же с нами делать? Как нас научить сначала думать, особенно Саньку, потом опять думать что из этого получится, а уж потом делать?

И придумали – комплексное воздействие, наступление по всем фронтам, включая высмеивание «вредных привычек» и лечение юмором «начинающих алкоголиков».

Взрослые словили пяток лягушек, мужчины пожертвовали своими традиционными вечерними ста граммами, вылили в ополовиненное нами ведро с бражкой литр водки, бросили туда несчастных лягушек и закрыли ведро крышкой – чтобы уж точно лягушки не выбрались и «мертвецки напились».

И успокоили женскую жалость – ничего, они даже ничего не почувствуют, пять минут – и они на небесах.

А утром продемонстрировали нам влияние алкоголя на «подрастающие безмозглые организмы» и вылили ведро в реку, малость уже вздувшихся лягушек понесло вниз по течению – приговаривая, какая же все таки нелепая смерть бывает из за отсутствия мозгов.

Их теперь раки или цапли, или чайки слопают, вот было бы интересно посмотреть на них после этого, обменивались впечатлениями взрослые.

А мы были потрясены такой вот наглядной агитацией трезвого образа жизни и все остальное воспринимали уже без всяких смешков и ужимок.

Нас всех лишили «чарки», а то так и спиться можно, не говоря уж о газировке – нанесли сильнейший удар по нашим ожиданиям «прелестей жизни». И вдобавок ко всему «посадили под арест – под навес около кухни за неимением медвытрезвителя.

Никаких вам не будет ни рыбалок, ни походов за грибами и ягодами, ягод с сахаром тоже не будет, пока не выучите песню Бетховена «Шотландская застольная», которую тут же исполнил нам дядя Боря нарочито густым басом.

Из этой песни мы не поняли и половины – очень в ней много слов незнакомых, и все время меняющийся мрачноватый ритм, сразу видно, что Бетховен ее «под Бахусом» сочинял, да еще и дяди Борин бас произвел мрачное впечатление, мы восприняли эту, в общем то шуточную песню, как реквием. Реквием по пьяницам.

Саньке, как организатору этого безобразия, влепили целую неделю нарядов на кухню – подай, принеси, помой, помешай чтобы не пригорело, проследи за молоком, чтобы не убежало и т.д.

А кроме этого назначили еще и ответственным за разучивание «шуточек Бетховена». Это наше разучивание очень походило на аналогичную сцену из фильма:

https://yandex.ru/video/preview/17087192893320151892, похоже, что режиссер «подрезал» эту сцену, а может кто и подсказал ему, но вышло очень уж похоже.

Наши родители время от времени подходили полюбоваться на этот процесс, искренне смеясь и громко восклицая – вот что пьянство с мозгами делает! Или – они что, опять напились, что ли?

Конечно же нам было и стыдно, и обидно и совсем не до смеха – вместо свободы сидеть под арестом, да еще и все смеются над тобой каждые пять минут.

Но через пару дней мы все же с грехом пополам выучили песню и, в качестве «экзамена», исполнили ее вечером после ужина под аккомпанемент двух гитар – отцовской и Адмиральской. Басом, как и потребовал дядя Боря.

Наши родители по достоинству оценили этот «концерт классической музыки» и даже приняли в нем участие, выкрикивая, подпевая подсказки незнакомых нам слов в нужных местах.

Смеху и возгласов типа «Перекуем алкоголиков в оперных певцов!», «Пьянству – бой!», «Искусством – по алкоголизму!», «Таких не берут в космонавты!» и т.д. было предостаточно.

Но все, и зрители, и «оперная труппа», разошлись спать вполне довольные этим вечером и концертом, особенно мы – наше заключение и насмешки кончились.

Но мы несколько поторопились.

В этот вечер у нас в лагере оказались два местных охотника, которых наши мужчины пригласили «поближе познакомиться», расспросить про места утиных перелетов, голубиных присад, кормежек дичи на полях и т.д. и эти охотники стали свидетелями нашего концерта.

Им конечно же объяснили в чем дело и назавтра об этих нестандартных методах воспитания знала вся деревня.

Гастроли, гвоздь программы, искусство в массы и самодеятельностью – по непомерным ценам на сельхозпродукцию

Этим сразу же воспользовался наш Адмирал – в целях усиления благотворного влияния культуры на подрастающее поколение – раз, и для того, чтобы уж точно наладить самые дружеские связи со всеми жителями деревни – два.

Потому что тогда в деревне к туристам относились как сказать… как к странным людям, бродягам да еще и бездельникам, но с «неограниченной покупательной способностью», чем и норовили некоторые воспользоваться, непомерно вздувая цены, либо разводя молоко обратом, либо сметану простоквашей…, да там есть много способов.

Общественные финансы уже «начинали петь романсы», в связи с чем надо было или урезать аппетиты, либо урезать цены. Третьего не дано.

Но и у нас были свои способы, сформулированные и озвученные позже талантливейшим актером театра и кино Евгением Леоновым – «Люди истосковались по настоящему искусству» и «Я им зрелищ, а они мне - хлеба».

Назавтра рано утречком Адмирал вместе с заночевавшими у нас охотниками отплыли в деревню, совместными усилиями уладили все формальности и неожиданно для всех нас объявил общий сбор с ночевкой в деревне, а нам, «юным алкоголикам» - в обязательном порядке, и их родителям – тоже.

Вечером к семи часам практически весь наш лагерь, прихватив с собой ложки, кружки, миски и постельные принадлежности, прибыл к местному клубу, в который собралось немало народу, и концерт начался.

В те времена в деревне гастроли самодеятельных коллективов заводов, фабрик, институтов, поощряемые государством, были обычными и народ воспринимал нас именно так, но потом с восторгом говорил, что таких выступлений они еще не видели.

В качестве конферансье выступила тетя Натэлла, правая рука и супруга Адмирала.

Она сразу поставила весь зал в известность, что к ним приехали не бродяги и не лодыри, а такие же трудящиеся люди, как и все здесь присутствующие.

И, как и все здесь присутствующие зарабатывающие деньги своим трудом и никак иначе.

И начала представлять участников и организаторов концерта собравшимся зрителям, которые были немало удивлены какие люди приехали давать им концерт, аплодисментами провожая каждого представленного им человека.

А потом, в качестве «разогрева» были исполнены известные тогда всем пара юмористических песенок – «Жил да был черный кот за углом»:

https://ya.ru/video/preview/7297181030086721171,

«Трутся об ось медведи, вертится земля»:

https://ya.ru/video/preview/6477554469438315478

А после наши мамы исполнили «Оранжевые мамы оранжевым ребятам оранжевые песни оранжево поют»:

https://yandex.ru/video/preview/9706650754171649744

Разогрев таким образом зал, дядя Боря объявил залу маленький перекур, после чего последует «Гвоздь программы».

Народ, оживленно гудя, высыпал на улицу, очень быстро перекурил и в явном нетерпении занял свои места.

А наши мамы и папы рассредоточились по залу, где на свободном месте, где просто у стенки, ожидая нашего выступления и готовясь его поддержать.

Открылся занавес и мы, смущенные и оробевшие, оказались перед залом – перед сотнями глаз, первый раз в своей жизни!

Пока народ перекуривал, нас еще и еще раз заставили учить все слова песни и просили спеть как можно лучше, басом, как учили – не подкачать, ведь мы – гвоздь программы!

А в качестве награды пообещали целый ящик лимонада

Конечно же, мы не могли подвести! Ни наших родителей, ни Москву, столицу нашей Родины, ни Бетховена! Ни за что!

Нас представили зрителям – вы все знаете вчерашнюю историю с нашими юными исполнителями классических произведений и их предысторию - как они докатились до жизни такой – тоже знаете, вот они перед вами! Поприветствуем юные дарования!

Когда стихли оживленные смешки и аплодисменты и мы немного освоились, тетя Натэлла объявила: Гвоздь программы!

Классическое оперное исполнение кантаты Бетховена «Шотландская застольная!». Исполняет хор раскаявшихся… любителей газированных напитков!

И мы исполнили! Под две гитары! Детский хор! Бетховена! Басом!

Почти без ошибок, да их никто и не слышал – наши родители из всех уголков зала поддавали в нужных местах, акустический эффект превзошел все ожидания.

Нас дважды, безудержно хохоча, вызывали на бис, а на третий раз уже и весь зал басил с нами!

Смеясь до слез, зал вывалился на очередной перекур, а потом были туристические песни, много песен.

А после зрители потребовали рассказать про Антарктиду, и отец рассказывал про тропические моря, про праздник Нептуна, про иностранные порты, в которые заходила «Обь», про внутриконтинентальные походы на тягачах и про совместные исследования наших и иностранных ученых.

Улучшив момент, председатель колхоза буквально взмолился – товарищи, уже скоро полночь, нам всем завтра на работу, дояркам в четыре утра вставать на утреннюю дойку, на носу уборочная, технику надо готовить, пора закругляться.

Ему конечно же пообещали – последний номер, его уже объявили, и по домам.

Ты смотри, председатель – сегодня ни одного пьяного или выпившего в зале не видно, и дядя Боря приступил к деловым переговорам, в результате которых нам потом отпускали из колхоза и молоко, и творог, и сметану, и масло, и мед, и яйца, и картошку, и огурцы, и яблоки, и хлеб, и мясо – и все по оптовым ценам - по распоряжению председателя.

В колхозах тогда было все, все, что необходимо человеку – и медпункт, и школа, и клуб, и работа, и жилье, и техника, и перспектива незыблемости нормальной трудовой жизни! И свои специалисты – молодежь, закончившую школу с отличием, посылали учиться в техникумы и в институты за счет колхоза.

И вера в будущее, и свое, и своих детей и внуков!

Несколько позже студенты даже песню сочинили про те времена – «Вот получим диплом – махнем в деревню»:

https://yandex.ru/video/preview/11000538135368860691

Продолжение следует...

Что еще почитать