www.fgks.org   »   [go: up one dir, main page]

Изображение Утиные истории. Фрося дает джазу
Изображение Утиные истории. Фрося дает джазу

Утиные истории. Фрося дает джазу

Утро началось с будильника. Быстро собираясь, я параллельно выпиваю кружку бодрящего кофе. Укладываю приготовленный еще с вечера скарб в машину. Пока прогревается двигатель, отправляюсь в сарай будить подсадную утку Фросю

Прицепляю к лапке своей помощницы заранее приготовленный поводок из кабеля «полевки» и усаживаю птицу в переноску. По ее кряхтению понимаю, что она не особо рада моему раннему визиту. На улице около нуля. Это видно по слегка искрящейся прошлогодней траве и идущему изо рта пару. Днем ранее синоптики прогнозировали солнечную, безветренную погоду, что немаловажно при охоте с подсадной уткой.

Под еще не скрывшимися звездами моя «Нива» везет нас в угодья. С вечера я планировал выезд задолго до рассвета, дабы еще раз хорошенько осмотреться и неторопливо подготовиться к утренней зорьке. От первого дня охоты я чуда, конечно, не ждал, ведь это открытие сезона, а значит, уже праздник.

Дорога занимает не более получаса, и вот я уже иду в кромешной тьме к месту охоты в предвкушении того, что ждет каждый охотник в этот короткий, но самый желанный сезон охоты.

Не включая фонарь, я неторопливым шагом переступаю через чуть заметные кочкарники и лужицы. От воды веет свежестью, пахнет сырым деревом. В этом году весна ранняя, оттого и разливы больше чем обычно, поэтому я и не надеюсь попасть в места прошлогодних охот. Проведя уже разведку задолго до начала сезона, я, дабы не терять драгоценного времени, приступаю к поиску новых мест, в которых раннее еще не бывал.

Скрадок я поставил еще с вечера. На берегу, метрах в пяти от разлива, удачно росли четыре молоденькие акации. Там я и натянул маскировочную сеть вокруг, а на крышу уложил сухие ветки крест-накрест и тоже прикрыл масксетью. Высадив мою помощницу на воду, заряжаю свою двустволку. В патронташе беру две «пятерочки» и отправляю их в стволы. Эти патроны подарил мой товарищ в благодарность за выращенную подсадную. В шалаше довольно уютно. Сидя на стульчике, я слушаю, как под голос моей Фроси зарождался новый день.

Ранние пташки щебечут повсюду, радуясь приходу тепла с пробуждением природы после глубокого зимнего сна. Где-то в небе гогочет большая стая гусей. Они спешат к местам, где зародилась их жизнь, где они увидели первые лучи солнца. Гудя крыльями, надо мной пролетает пара лебедей. Красивые, гордые птицы, символ любви и верности, удаляются неспешно туда, где их никто не потревожит. От всего происходящего вокруг внутри меня царит непередаваемое приятное умиротворение, которое согревает и радует…

С первыми лучами солнца на фоне звуков природы я слышу знакомое жвяканье. Сердце бьется чаще, а с приближением этого звука будто выпрыгивает из груди, отзываясь ударами в горле от волнения. Фрося не смолкает, подзывая к себе кавалера. Вот он совсем уже близко. Голос осадки подсадной заглушает все посторонние звуки вокруг, и кряковой селезень, сделав над нами круг, садится без всяких сомнений и страхов на воду. Секунда на прицеливание — выстрел. Готов! Моя помощница блестяще сработала. Забирая добытый трофей, благодарю ее за прекрасную работу и забираюсь в шалаш, снова слышу знакомый голос зеленоголового. Подсадная утка дает осадку. А нет, кавалер уже занят, и сложившаяся пара пролетает мимо. Верный селезень оставляет без внимания призывы незнакомой уточки, и они через мгновение теряются вдали.

Утро стремительно вступает в свои права. В солнечном свете иней переливается на траве кристально чистыми капельками. Голос подсадной снова дает понять, что новый жених неподалеку. Под звуки осадки селезень плюхается на воду, не издав ни единого звука, и стремительно плывет к «роковой даме». Не дожидаясь сближения, я стреляю. Готов! И снова, забирая трофей, хвалю неотразимую приму утренней «оперы». Второй селезень в копилке ее любовных побед.

Охота состоялась, и я бесконечно рад. Тут же нахлынули добрые мысли, воспоминания из детства. Как неуловимо быстро летит жизнь и как не хочется, чтобы она прошла безлико и незаметно! Охотник — натура мечтательная, даже нося седую бороду, он всегда молод душой. Охота — это не ремесло и не профессия, не хобби и не образ жизни. Это состояние души.

Мои мысли прерывает громкий голос Фроси. Но в ответ я не слышу жвяканья. Слышу другой, не менее знакомый звук: тррр, тррр. Это селезень чирка-трескунка собственной персоной. Еще один представитель семейства утиных, с ярко выраженным белым серпом на голове. Небольшими стайками они часто летают очень низко, почти задевая гладь воды, выдавая брачные пируэты. Их резкие маневры иногда сбивают с толку, и не сразу поймешь, что это за птица. Поначалу кажется, что это обычные пичужки выплясывают в воздухе, показывая воздушное шоу. Любопытные чирки — не менее желанный трофей для охотника. Он и стал закрытием нормы дня и вписан в путевку третьим.

Охота завершилась, но уезжать совсем не хотелось. Разрядив ружье, я налил горячего чая из термоса и стал анализировать прошедшую утреннюю зорьку. Уточка отработала как надо, да и селезни не перевелись в угодьях. Что тут скажешь? Открытие состоялось!

— Ну что, Фрося! Как тебе открытие охоты? По-моему, такого у нас еще не было с тобой. Дала ты сегодня джазу!

А уточка лукаво смотрела на меня, будто все понимая, и слушала нежные похвалы хозяина.

Что еще почитать